Возможно, столь большое количество связано с новизной института банкротства физических лиц в России, в то время как банкротство юридических лиц давно известно российской правовой системе», – отмечает Алена Абрамович, руководитель практики «Коммерческое право», юридической компании «Rights». По ее словам, больше всего дел зарегистрировано в Новосибирской и Московской областях, Москве, Санкт-Петербурге и Ленинградской области, крайне мало – в Дагестане, на Чукотке, в Крыму и Севастополе.По оценкам экспертов, с каждым месяцем число исков увеличивается, это общефедеральный тренд. В целом по России пик подачи заявлений пришелся на июнь. «Только в июне в Москве было подано порядка 100 заявлений в суд о признании граждан банкротами, и с каждым месяцем данный показатель не падает. Ожидается, что в ближайшие 2-3 месяца количество таких обращений только возрастет», – говорит Денис Малахов, ведущий юрист «Лиги защиты должников».

Закон о банкротстве физических лиц в России вступил в силу 1 октября 2015 года. Правом на обращение в арбитражный суд с заявлением о признании гражданина банкротом обладают само физическое лицо, конкурсный кредитор, уполномоченный орган. По данным специалистов, на 1 июля 2016 года в России зафиксированы 10 234 дела о банкротсве физических лиц. Их них: процедуры реализации имущества составляют 6 916, реструктуризации задолженности – 3 318. Кирилл Гращенко приводит статистику единого Федерального реестра сведений о банкротстве: по состоянию на март 2016 года в производстве судов число заявлений о признании физических лиц банкротами не превышало четырех тысяч, в мае этот показатель вырос до семи тысяч. «По сведениям информационного агентства Интерфакс, в июне 2016 года было вынесено 1771 решение о признании гражданина банкротом, это максимальный показатель по числу банкротств физических лиц с начала работы этого института», – добавляет Кирилл Гращенко.

По данным Управления Росреестра по Пермскому краю, за пять месяцев 2016 года число исков о банкротстве физических лиц превысило количество аналогичных заявлений в отношении предприятий. Руководитель дирекции качества активов Уральского банка реконструкции и развития (УБРиР) Виктор Черванев отмечает, что сравнивать число исков о банкротстве физлиц и юрлиц не совсем корректно, так как у этих должников разные процедуры банкротства и правовые последствия. «Тем не менее логично предположить, что количество исков частных клиентов будет превышать данный показатель в отношении предприятий, поскольку число заемщиков-граждан у нас значительно больше, нежели число заемщиков-организаций», – подчеркивает Виктор Черванев.


«Если у гражданина, признанного банкротом, единственное жилье находится в залоге у банка, он рискует остаться на улице».


Аналогичной позиции придерживается юрисконсульт компании «Интерцессия» Кирилл Гращенко. «Физических лиц гораздо больше, чем юридических. И уже этот факт может объяснить преобладание число заявлений граждан о признании их банкротами над заявлениями в отношении компаний. Стоит также учесть и новизну возможности признания физического лица банкротом. С момента вступления в силу изменений в законодательстве разом появилось огромное количество лиц, подпавших под действие данных изменений и получивших возможность реализовать это право», – подчеркивает Кирилл Гращенко.

Не остаться на улице

По данным регионального Управления Росреестра по Пермскому краю, на начало июня в отношении 140 граждан в регионе введены процедуры реструктуризации долгов или реализации имущества. «Это единственные процедуры, предусмотренные законом о банкротстве, и о сложностях в смысле системного их толкования говорить не приходится. В банкротстве граждан, как и юридических лиц, нет шаблонов, каждая процедура индивидуальна и уникальна, в каждой есть свои сложности и проблемы», – отмечает Артем Денисов, управляющий партнер юридической компании «Генезис».

По оценкам экспертов, процедура реализации имущества применяется примерно вдвое чаще, чем механизм реструктуризации задолженности. По мнению Алены Абрамович, такая ситуация может объясняться тем, что срок реализации второй процедуры не может превышать трех лет. «Этого времени недостаточно для установления льготных условий по выплате кредитов, тем более значимых для должника сумм, что не позволяет достаточно эффективно использовать данный механизм.

Еще один проблемный момент касается продажи имущества банкротов: установлен перечень имущества, на которое нельзя обратить взыскание. В него входит единственное жилье, но не конкретизированы его признаки: например, какой должна быть минимальная и максимальная площадь объекта. Также непонятно, как поступать в ситуации, если у должника две квартиры – кто уполномочен решать, на какую из них обратить взыскание», – поясняет Алена Абрамович.


«Пока дело тянется гражданин не сможет выезжать за рубеж»


По мнению Дениса Малахова, главная проблема реструктуризации долгов заключается в трехлетнем сроке, на который она устанавливается. «Часто суды неверно оценивают финансовые возможности граждан для применения плана реструктуризации. Ведь многие не в силах выплачивать долги перед всеми кредиторами в течение трех лет. В итоге может получиться так, что гражданин просто потеряет время на выплаты, после чего суд запустит второй этап – реализацию имущества. При этой процедуре нужно быть готовым к тому, что имущество будет выставлено на продажу. Тут может возникнуть очень неприятная ситуация: если у гражданина, признанного банкротом, единственное жилье находится в залоге у банка, он рискует остаться на улице», – рассказывает Денис Малахов.

Счетчик останавливается

Александр Костанянц, профессор Высшей школы корпоративного управления РАНХиГС, Почетный адвокат России, отмечает, что чаще всего банки идут на списание пеней и штрафов по кредитам граждан и не соглашаются на снижение основной суммы долга. «Чтобы план реструктуризации был введен, должнику необходимо удовлетворять определенным требованиям. В частности, иметь источник дохода, не быть банкротом за последние пять лет, не иметь непогашенной судимости за экономические преступления и плана реструктуризации за последние 8 лет», – констатирует Александр Костанянц.

Петр Пушкарев, шеф-аналитик ГК TeleTrade, подчеркивает, что в момент обращения гражданина в суд с просьбой признать его банкротом прекращается начисление каких-либо штрафов за просрочку выплат, или пени – по долгам или по банковским кредитам. «Счетчик» останавливается, что является уже существенным облегчением положения должника. Также платить по реструктуризации должник начинает не сразу, поскольку на стадию составления графика платежей вопрос выводится обычно спустя несколько месяцев. Пока дело тянется, а ввиду загруженности судов это может продолжаться и более полугода, гражданин не сможет выезжать за рубеж», – рассказывает Петр Пушкарев.

На конец июня 2016 года количество потенциальных банкротов по розничным кредитам составило 11,847 тыс. человек (1,8% от общего количества граждан, имеющих банковский кредит или заем в микрофинансовой организации). Такие данные приводят в Национальном бюро кредитных историй (НБКИ). Число граждан, подпадающих под действие закона о банкротстве физических лиц, увеличивается и в Пермском крае, и в России. В регионе рост за второй квартал составил 3,1% (355 человек).

Среди проблем, зачастую сопутствующих процедуре банкротства, Алена Абрамович выделяет также высокий риск фальсификации долга. «Между физическими лицами в отличие от отношений с участием юридических лиц разрешен наличный расчет, что затрудняет контроль за отслеживанием и подтверждением реальности задолженности», – поясняет она и приводит в качестве примера использование расписок. По ее словам, сама процедура оказывается довольно дорогой: стоимость оценивается от 100 до 300 тысяч рублей. В эту сумму входит оплата деятельности финансового управляющего, без которого невозможно проведение процедуры, госпошлина, затраты на юриста и прочее.

По мнению Петра Пушкарева, главным положительным моментом в процедуре банкротства является то, что все долги банкрота будут списаны после выполнения предписаний суда. «Даже если путем продажи части имущества, предписанной судом, и изъятия денежных вкладов в пользу кредитора большая часть долга так и останется непогашенной. Эти обязательства будут закрыты. Точно так же после подачи заявления о банкротстве исчезает повод для назойливых звонков с угрозами от коллекторов. Если гражданин добросовестно платит по схеме реструктуризации, которую утвердил суд, то никаких иных претензий от кредиторов к нему по закону быть не может», – объясняет Петр Пушкарев.

Хотят «контролировать»

Ряд экспертов, опрошенных Business Class, отмечают, что с исками о банкротстве физлиц обращаются как сами граждане, так и кредиторы, причем в примерно равном соотношении. По оценкам Дениса Малахова, инициаторов из числа обычных граждан было бы значительно больше, если бы не большие затраты, связанные с данной процедурой.

Артем Денисов отмечает, что часто заявителем выступает сам должник. «Связано это не столько с сознательностью граждан, сколько с тем, что «контролируемую» процедуру можно ввести в отношении себя и тем самым сработать на прогнозируемый результат», – полагает управляющий партнер юридической компании «Генезис».

По мнению Даниила Баранова, юриста юридической фирмы Legal Studio, часто к этой процедуре прибегают нечестные должники, которые пытаются избежать обязательств по уплате кредита. «Процедура банкротства предполагает возможность человеку подать иск на самого себя и избежать крупных выплат, однако статус банкрота влечет серьезные последствия. Первый раз долги могут и списать, но в течение пяти лет с даты завершения процедуры реализации имущества или прекращения производства по делу о банкротстве гражданин не может брать на себя новые кредитные обязательства без указания статуса банкрота. Понятно, что с таким клиентом согласится работать далеко не каждый банк и даже МФО.

В течение того же срока гражданин не может инициировать новую процедуру банкротства самостоятельно. В случае повторного признания гражданина банкротом в течение указанного периода по заявлению конкурсного кредитора или уполномоченного органа в ходе вновь возбужденного дела о банкротстве правило об освобождении гражданина от обязательств по погашению долгов не применяется. Более того, накладывается ограничение на занятие управленческих должностей сроком на три года», – делится Даниил Баранов.

По словам Алены Абрамович, многие исследователи считают, что от принятия закона о несостоятельности (банкротстве) физических лиц выигрывает и без того сильный банковский сектор. «Это связано с тем, что кредитные организации получили право избавиться от проблемных задолженностей путем перехода к процедуре реализации имущества банкрота-должника, что позволяет банкам освободиться от резервирования средств под проблемные кредиты», – резюмирует Алена Абрамович.


Прецеденты есть

По данным экспертов, опрошенных «bc», в Пермском крае завершенных дел о банкротстве физлиц еще нет. По словам Петра Пушкарева, дела продвигаются в судах не так быстро, но завершенные есть: за май зафиксирована 21 процедура, завершившаяся полным списанием всех долгов лиц-банкротов. Александр Костанянц подчеркивает, что процедура банкротства достаточно длительная. «Поскольку с даты признания заявления обоснованным до утверждения плана реструктуризации проходит не менее 4-5 месяцев, а последующие процедуры также занимают длительное время, законченных производств с октября 2015 года не так много. Однако их количество с каждым днем увеличивается», – добавляет Александр Костанянц.

Даниил Баранов отмечает, что самый высокий показатель банкротств физических лиц с начала работы этого института зафиксирован в июне 2016 года. «В прошлом месяце вынесено 1771 решение о признании гражданина банкротом. Однако вынесение решения о признании гражданина банкротом не влечет завершения процедуры», – добавляет г-н Баранов.

По словам Юлии Комбаровой, генерального директора Юридического бюро №1, в России таких процедур порядка десяти. «Например, в Новосибирске завершено дело в отношении гражданки, в ее собственности находился автомобиль. Но кредиторы не заявили требований в рамках процедуры, машину вернули должнице, от исполнения долговых обязательств ее освободили. В Ульяновске завершена также процедура банкротства гражданки: требования кредиторов удовлетворены всего на 0,6%, остальные долги списали. Это связано с тем, что почти никакого имущества в собственности должницы не оказалось.

В Иркутске завершилась процедура реализации имущества гражданина. В его собственности была только бытовая техника, ее продали в счет погашения расходов по процедуре. В Челябинске и Барнауле завершены дела о банкротстве двух граждан. В обоих случаях у них отсутствовало имущество. Во всех этих процедурах по завершении реализации имущества граждане были освобождены от дальнейшего исполнения долговых обязательств», – рассказала Юлия Комбарова.

По словам Артема Денисова, среди нескольких завершенных процедур по одной из них суд не списал долги физлица, усмотрев в его действиях злоупотребление правом. «Остальные дела пришли к ожидаемому результату. Граждане признаны банкротами», – добавил г-н Денисов.

По оценкам экспертов, прецедентов, связанных с фиктивным или преднамеренным банкротством почти нет. Юлия Комбарова выделяет одно дело в Новосибирске, уточняя, что здесь, скорее всего, присутствует злоупотребление должником правом.

«В решении говорится, что должник принял на себя заведомо неисполнимые обязательства, так как его доход не позволял ему сразу рассчитываться по кредитам. Это расценивается судом как недобросовестное поведение в ущерб кредиторам, что является основанием для несписания задолженности.

Более того, должник якобы не предвидел своего ухудшающегося материального положения и только наращивал кредитную массу. Речь идет о случае, когда долги могут не списать: если человек брал кредиты, а фактический доход этого не позволял. Соответственно, должнику надо доказывать, что имелся дополнительный доход или зарплата была в конвертах и в банк предоставлялась соответствующая справка. Что еще примечательно: суд по своему усмотрению заявил данный факт, хотя на него должны были указать кредиторы. Видимо, такие решения призваны умерить пыл должников», – делится Юлия Комбарова.

источник:business-class.su