Пятница, 22.09.2017, 18.19.25
Ликбез Банкрота
Файлы
Рекомендуем темы
ФАСФорма
ЗаконыОтзывы
РефератОбразцы
ПрактикаПретензия
ЗаявленияДокументы
БанкротствоПостановления
Судебные вести
  • Последние заметные новости уходящей сегодня недели
  • Сбербанк передаст коллекторам 20 000 долгов для взыскания
  • Приставы спишут деньги по исполлисту несмотря на банкротство
  • Расширить полномочия ФССП по борьбе с коллекторами в РФ
  • Исковая давность в деле о неосновательном обогащении
  • Топ-Менеджера банка сдали под суд за хищение 1 млрд руб.
  • Фалы банкрота

    Главная » Файлы » Банкротство
    ФАСФорма
    ЗаконыОтзывы
    РефератОбразцы
    ПрактикаПретензия
    ЗаявленияДокументы
    БанкротствоПостановления


    Признать недействительными решений собраний кредиторов
    18.11.2013, 17.00.00

    Признать недействительными решений собраний кредиторов

    Г 

    Рассмотрение заявлений о признании недействительными решений собраний кредиторов

    Законодательство банкротстве позволяет кредиторам осуществлять свои права как индивидуально, так и в составе объединения. Максимальное влияние на развитие конкурсного процесса кредитор может оказать путем выражения своей воли на собрании кредиторов. Это важнейший субъект конкурсных отношений, от его решений во многом зависит судьба должника.

    При принятии решения на собрании кредиторов допускается принуждение меньшинства (по сумме требований) кредиторов к исполнению решений большинства, что обусловливает высокий уровень конфликтности.
    Федеральный закон от 08.01.98 № 6-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» не предусматривал возможности признания решений собраний кредиторов недействительны. Федеральный закон от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — закон о банкротстве) восполнил этот пробел, урегулировав в п. 4 и 5 ст. 15 общие основания и порядок признания решений собраний кредиторов недействительны. Возможность обжалования акта коллегиального органа кредиторов имеет важное практическое значение как самостоятельная мера защиты лиц, чьи права и законные интересы были нарушены принятым решением. Однако эффективность его применения, как свидетельствует изучение арбитражной практики, снижена ввиду невысокого уровня содержательность ст. 15 закона о банкротстве (из-за расплывчатости юридических формулировок).

    Суды, рассматривая заявления о признании недействительны решения собраний кредиторов, испытывают затруднения. Рассмотрение данных заявлений требует индивидуального подхода, исследования многих обстоятельств. Практика арбитражных судов по указанной категории споров отличается разнообразием и широким использованием судейского усмотрения. Зачастую, оценка того, нарушает ли решение собраний кредиторов права и законные интересы арбитражного управляющего, носит субъективный характер. Суды активно используют имеющиеся у них полномочия.
    Названные обстоятельства свидетельствуют о необходимости выработать единообразную судебную практику рассмотрения заявлений о признании недействительны решений собраний кредиторов в целях реализации принципов законности, справедливости, равенства всех перед законом и судом.
    Нужно отметить, что практика рассмотрения подобных заявлений формируется только на уровне судов первой и апелляционной инстанций.

    Процессуальными нормами закона о банкротстве не предусмотрена проверка законности судебного акта апелляционной инстанции в порядке кассационного производства. Постановление апелляционной инстанции, вынесенное в связи с обжалованием решений собрания кредиторов организации-банкрота, является окончательным. Пунктом 5 ст. 15 закона о банкротстве установлено, что определение арбитражного суда о признании недействительнырешения собрания кредиторов подлежит немедленному исполнению и может быть обжаловано в порядке, предусмотренном. 3 ст. 61 настоящего закона. Определение о признании или об отказе в признании недействительнырешения собрания кредиторов обжалуется в апелляционном порядке не позднее чем через 14 дней со дня его принятия. По результатам рассмотрения жалобы суд апелляционной инстанции выносит окончательное постановление.

    Суд признал решение собрания кредиторов недействительны поскольку в голосовании участвовал кредитор, не имеющий такого права, и его голоса повлияли на результаты решений, принятых на собрании кредиторов. Арбитражный суд вынес определение о признании недействительны решения собрания кредиторов на том основании, что в голосовании участвовал кредитор, требование которого суд включил в реестр требований кредиторов как реальные убытки, а также его голоса повлияли на результаты принятых на собрании кредиторов решений. Формой выражения кредиторами своей воли является голосование по вопросам, которые отнесены законом к компетенции собрания кредиторов. Право голоса имеют не все кредиторы должника.

    Пункт 3 ст. 137 закона о банкротстве предусматривает что требования кредиторов третьей очереди по возмещению убытков в форме упущенной выгоды, взысканию неустоек (штрафов, пеней) и иных финансовых санкций, в том числе за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанности по уплате обязательных платежей, учитываются отдельно в реестре требований кредиторов и подлежат удовлетворению после погашения основной суммы задолженности и причитающихся процентов. В разряд таких требований не включены требования кредиторов по возмещению реальных убытков. Согласно п. 3 ст. 12 закона о банкротстве, убытки, подлежащие возмещению за неисполнение обязательства, не учитываются для целей определения числа голосов на собрании кредиторов. 

    Приведенные нормы закона не позволяют относить кредиторов с требованиями по возмещению убытков как в форме упущенной выгоды, так и по возмещению реальных убытков к числу конкурсных кредиторов, имеющих право голоса на собрании кредиторов. Отличие правового положения кредиторов с требованиями о возмещении реальных убытков от кредиторов с правом требования возмещения убытков в форме упущенной выгоды состоит лишь в том, что первые имеют право удовлетворить свои требования как кредиторы третьей очереди по сумме основной задолженности и причитающихся процентов.

    Неправомерное включение кредитора, чьи требования квалифицированы судом как реальные убытки, в состав лиц, имеющих право голоса на собрании кредиторов, повлекло изменение соотношения голосов конкурсных кредиторов и принятие решений не в соответствии с реальным соотношением голосов. В свою очередь, это привело к существенному нарушению прав и законных интересов других конкурсных кредиторов. 

    Решения собрания кредиторов нередко обжалуются лицами, не уведомленными о времени и месте проведения собрания либо уведомленными ненадлежащим образом. Закон о банкротстве не предусматриваетакого специального основания недействительнои решения собрания кредиторов, как неуведомление кредитора. В связи с этим такой кредитор должен доказать, что решение нарушает его права и законные интересы либо принято с нарушением пределов компетенции собрания кредиторов. При разрешении подобных конфликтных ситуаций суды, как правило, учитывают — являются ли допущенные нарушения существенными.

    Существенные нарушения порядка уведомления кредиторов о проведении собрания влекут недействительность решений не только по основным, но и по дополнительным вопросам, включенным в повестку дня. Это происходит несмотря на то, что незначительное число голосов кредиторов не могло повлиять на результаты голосования.
    В рамках дела о банкротстве конкурсные кредиторы обратились в арбитражный суд с заявлением о признании недействительны решения собрания кредиторов. Они считали, что оно принято с существенным нарушением порядка подготовки и уведомления о проведении собрания. 

    В целях обеспечения прав кредиторов законодательство банкротстве предусматривает механизмы, гарантирующие кредитору участие в собрании кредиторов. Право на участие в собрании обеспечивается нормами, определяющими порядок и форму уведомления о проведении собрания кредиторов, раскрытия информации, относящейся к вопросу повестки дня, а также созыва, организации и проведения собрания кредиторов. Статья 13 закона о банкротстве содержит правовой механизм, позволяющий кредиторам реализовать право голоса на собрании. 

    Как следует из материалов дела, уведомление, направленное арбитражным управляющим в адрес заявителей, не содержало сведений о порядке ознакомления с материалами собрания кредиторов. Помимо формального нарушения в части содержания сообщения о проведении собрания арбитражный управляющий не обеспечил заявителям фактического доступа к материалам собрания. Вследствие этого они не получили информации, относящейся к вопросу повестки дня. Голосование кредиторов не могло повлиять на результаты по вопросам повестки дня. Тем не менее суд счел, что нарушение норм законодательство банкротстве, касающихся информирования кредиторов о предстоящем собрании кредиторов, нарушает права и законные интересы заявителей. Это влечет недействительность решения собрания кредиторов.

    Не уведомление представителя собственника имущества должника — унитарного предприятия — о времени и месте проведения собрания не является основанием для признания арбитражным судом решения собрания кредиторов недействительны при условии, что решением собрания кредиторов не нарушены его права и законные интересы.

    Департамент обратился в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными решения собрания кредиторов должника о признании должника банкротом и открытии конкурсного производства. Заявитель указал на то обстоятельство, что он не был уведомлен о проведении первого собрания кредиторов и, соответственно, был лишен возможности выступить по вопросам повестки дня.

    Арбитражный суд отказал в удовлетворении заявленных требований, исходя из того, что решение собрания кредиторов не нарушает прав и законных интересов лиц, участвующих в деле о банкротстве, лиц, участвующих в арбитражном процессе по делу о банкротстве, третьих лиц.
    Согласно п. 1 ст. 12 закона о банкротстве, представитель собственника имущества должника — унитарного предприятия — участвует в собрании кредиторов должника без права голоса и вправе выступать по вопросам повестки собрания кредиторов. Суд счел, что не уведомление собственника имущества должника о времени и месте проведения первого собрания кредиторов не является тем существенным нарушением норм закона о банкротстве, которое могло бы повлечь за собой недействительность решения собрания.

    Одна из наиболее спорных проблем рассматриваемой тематики, как уже отмечалось выше, — влияние количества голосов конкурсного кредитора на решение вопроса о юридической силе решения собрания кредиторов в случае его оспаривания. К сожалению, закон о банкротстве не отвечает на вопрос: может ли быть оставлено в силе решение собрания кредиторов, если у кредитора, голосовавшего с нарушениями, было настолько мало голосов, что он не мог повлиять на результаты голосования. Исходя из буквального толкования закона следует дать отрицательный ответ на поставленный вопрос.  

    По мнению некоторых исследователей, такие решения следует оставлять в силе, руководствуясь подходом, выработанным в корпоративном праве. Суд вправе с учетом всех обстоятельств дела оставить в силе решение, если голосование данного акционера не могло повлиять на результаты, допущенные нарушения не являются существенными и решение не повлекло причинения убытков (этот подход изложен в п. 7 ст. 49 Федерального закона от 26.12.95 № 208-ФЗ «Об акционерных «).Однако нельзя не учитывать того обстоятельства, что заинтересованность кредитора вытекает из его законного права полноценного участия в собрании кредиторов должника и принятия решений, отвечающих его интересам как конкурсного кредитора.

    Судебная практика выработала определенные подходы к рассмотрению обозначенных вопросов. Например, суды, на взгляд автора, справедливо отказывают в признании недействительными решения собрания кредитору с небольшим количеством голосов, если его участие не повлияло бы на принятие решения. Зачастую действия такого кредитора, направленные на опровержение решения собрания, можно квалифицировать как злоупотребление правом. Итак, признание решения собрания кредиторов недействительными лишь по одним формальным признакам, без учета всех обстоятельств спора, а также степени ущемления прав участников конкурсных отношений, представляется не самым лучшим вариантом.

    По мнению автора, суд вправе с учетом конкретных обстоятельств дела оставить в силе обжалуемое решение собрания кредиторов, если голосование данного кредитора не могло повлиять на результаты голосования, допущенные нарушения не являются существенными и решение не повлекло причинения убытков этому кредитору. Такой подход позволит обеспечить определенность принимаемых собранием кредиторов решений. Это будет способствовать сокращению сроков проведения процедур банкротства, а в конечном итоге — эффективности конкурсного процесса.

    Решение собрания кредиторов, которым было нарушено право арбитражного управляющего на привлечение специалистов с оплатой их услуг за счет средств должника, признано арбитражным судом недействительны 

    На практике нередки случаи, когда собрание кредиторов принимает решение о возложении на арбитражного управляющего расходов по оплате услуг привлеченных им специалистов. Арбитражные суды, как правило, удовлетворяют заявления арбитражных управляющих о признании недействительны подобных решений собраний кредиторов.

    Арбитражные суды первой и апелляционной инстанций руководствуются нормой абз. 6 п. 3 ст. 24 закона о банкротстве: основной источник покрытия расходов по привлечению арбитражным управляющим специалистов для обеспечения осуществления своих полномочий — имущество должника. Указанная норма позволяет кредиторам определить иной источник оплаты привлекаемых специалистов. Это могут быть средства самих кредиторов или третьих лиц, изъявивших желание финансировать проведение процедур банкротства. Возложение на арбитражного управляющего обязанностей, не предусмотренных законом о банкротстве, нарушает его права и законные интересы.
    Кредиторы не могут помимо воли арбитражного управляющего определить, что источником покрытия расходов по привлечению специалистов будут его денежные средства. Такое решение собрания кредиторов незаконно ограничивает право арбитражного управляющего на привлечение специалистов с оплатой их услуг за счет средств должника, тем самым препятствуя выполнению возложенных на управляющего обязанностей по эффективному проведению процедур банкротства. Однако в ряде случаев суд признает правомерным возложение собранием кредиторов на арбитражного управляющего дополнительных обязанностей.

    Поскольку оспариваемое решение собрания кредиторов, возложившее на арбитражного управляющего дополнительные обязанности, направленные на информирование кредиторов, принято в пределах компетенции собрания кредиторов и не нарушает прав и законных интересов арбитражного управляющего, суд отказал в признании недействительными решения этого собрания.
    Арбитражный управляющий обратился в суд с заявлением, в котором просил признать недействительными решение собрания кредиторов о вменении обязанности представить инвентаризационные описи, объяснение по факту не включения дебиторской задолженности в конкурсную массу, углубленный анализ по выявлению признаков преднамеренного (или) фиктивного банкротства. В обоснование своей позиции конкурсный управляющий указал на то обстоятельство, что закон о банкротстве не предусматривает права собрания кредиторов обязывать арбитражного управляющего совершать какие-либо действия, а также устанавливать сроки их совершения.

    Арбитражный суд отказал в удовлетворении заявления, посчитав, что принятое на собрании решение не нарушает прав и законных интересов конкурсного управляющего, находится в пределах компетенции собрания кредиторов и направлено на информирование кредиторов о выполнении арбитражным управляющим обязанностей, возложенных на него законом о банкротстве. Принимая данные судебные акты, суд основывался не на четких указаниях закона, а исходил из систематического толкования его положений. Вывод арбитражного суда не бесспорен. Закон прямо не предусматривает обязанности конкурсного управляющего предоставлять копии перечисленных документов. Кроме того, кредиторы могли заблаговременно ознакомиться с инвентаризационными описями, а изготовление копий ведет к дополнительному расходованию средств.
    При неисполнении или ненадлежащем исполнении арбитражным управляющим возложенных на него обязанностей кредиторы в рамках контроля за его деятельностью вправе принимать решения о применении к нему мер юридической ответственности вплоть до отстранения от должности по решению арбитражного суда, за исключением решений, не относящихся к компетенции общего собрания кредиторов.
    Наиболее часто в рамках дела о банкротстве оспариваются решения собраний кредиторов по вопросам реализации имущества должника. При этом особое внимание нужно уделять рассмотрению заявления о признании недействительными решения собрания кредиторов должника, являющегося сельскохозяйственной организацией.
    Обязательность выставления на первые торги предприятия (имущественного комплекса) должника — сельскохозяйственной организации — не зависит от воли кредиторов. В связи с этим иное решение собрания кредиторов в отношении данного объекта продажи неправомерно. Таким образом, решения собрания кредиторов о реализации или списании части имущества сельскохозяйственной организации, признанной банкротом, противоречат закону о банкротстве, нарушают пределы компетенции собрания, права и законные интересы лиц, участвующих в деле о банкротстве.

    Этот вывод подтверждается судебной практикой. В соответствии с п. 1 ст. 126 закона о банкротстве с даты принятия арбитражным судом решения о признании должника банкротом совершение сделок, связанных с отчуждением имущества должника или влекущих за собой передачу его имущества в пользование третьим лицам, допускается в порядке, установленном главой VII закона, статья 139 которого, закрепляющая общие положения о продаже имущества должника, предусматривает что после проведения инвентаризации конкурсный управляющий проводит оценку выявленного имущества должника, а затем приступает к его продаже на открытых торгах, если не установлен иной порядок продажи.

    Порядок рассмотрения дел о банкротстве сельскохозяйственных организаций регулируется специальными нормами права, содержащимися в параграфе 3 главы IX закона о банкротстве. Статья 179 закона определяет порядок продажи имущества должника — сельскохозяйственной организации. На первые торги по продаже имущества арбитражный управляющий должен выставить предприятие должника, т. е. имущественный комплекс, используемый для предпринимательой деятельности (земельный участок, здания, сооружения, оборудование, инвентарь, сырье, продукцию, права требования, а также права на обозначения, индивидуализируие предприятие, его продукцию, работы и услуги). Из буквального толкования положений ст. 179 закона о банкротстве следует, что имущество должника, который является сельскохозяйственной организацией, должно продаваться в обязательном порядке на торгах единым комплексом. Такая обязанность не зависит от воли кредиторов.

    По мнению суда, нужно исходить из того, что ст. 179 закона о банкротстве устанавливает обязанность продать имущество и имущественные права должника — сельскохозяйственной организации — путем выставления его на продажу на первых торгах как предприятия-должника. Если имущество не реализовано как предприятие, то преимущественноправо на приобретение отдельных имущественных объектов возникает у лиц, занимающихся производством или производством и переработкой сельскохозяйственной продукции и владеющих земельным участком, непосредственнорилегающим к земельному участку должника. Итак, конкурсный управляющий обязан представить на утверждение собранию кредиторов предложения о порядке продажи, сроках и условиях продажи предприятия должника в целом.

    Собрание кредиторов должника, будучи одним из самостоятельных органов управления должника в период банкротства, наделенным специальной компетенцией, тем не менее не вправе изменять установленный законом порядок продажи имущества должника — сельскохозяйственной организации.

    Практика арбитражных судов и антикризисного управления показывает, что в целях создания адекватного правового механизма реализации имущества указанных должников необходимо внести в закон о банкротстве изменения, направленные на конкретизацию правовой регламентации рассмотренных вопросов. Нуждается в корректировке регулирование вопроса о реализации готовой продукции и имущественных прав, связанных с обычной хозяйственной деятельностью должника. Очевидно, что такая реализация должна быть возможной в соответствии с общими правилами. Однако п. 1 ст. 179 закона не позволяет ее осуществить.

    Закон о банкротстве предоставил определенным субъектам право преимущественнопокупки, не установив порядка реализации этого права. Из текста закона не вполне ясно, в отношении какого объекта установлено преимущественноправо — идет речь об имущественном комплексе или о любом имуществе и имущественных правах. В законе также не определен порядок действий в том случае, если о желании приобрести имущество должника заявило сразу несколько субъектов, владеющих прилегающими земельными участками. Можно ли в данном случае передать имущество в общую собственность или следует заключить договор с первым согласившимся соседом должника? Либо нужно изменить условие продажи и направить всем новое предложение? По мнению автора, проведение торгов возможно. Не ясно, правда, кто будет их организовывать.

    Законом о банкротстве не установлены последствия несоблюдения конкурсным управляющим права преимущественнопокупки. Сразу же напрашивается вывод о недействительнои (ничтожности) такой сделки. Это влечет возвращение сторон в первоначальное положение и осуществление всех мероприятий по повторной реализации имущества должника, но уже с соблюдением права преимущественнопокупки. Данный вариант связан со множеством неоправданных проблем, а иногда просто невозможен (например, если о нарушении права преимущественнопокупки стало известно после ликвидации должника). Целесообразнее было бы установить в качестве последствия, что при нарушении права преимущественнопокупки осуществляется перевод прав и обязанностей покупателя имущества на лицо, имевшее преимущественноправо его приобретения. К сожалению, этот вариант неприменим. Для его реализации необходимо прямое указание закона о банкротстве, которое отсутствует.
    Суд отказал в признании недействительными решения собрания кредиторов, поскольку собрание правомочно принимать решение об отмене проведения торгов.

    Арбитражный суд при вынесении судебного акта исходил из того, что не нашел нарушений пределов компетенции собрания кредиторов, прав и законных интересов заявителя. Содержащийся в п. 2 ст. 12 закона о банкротстве перечень вопросов, по которым принимаются решения собранием кредиторов, не является исчерпывающим. Иные вопросы, входящие в компетенцию собрания кредиторов, определены законодателем применительно к отдельным процедурам банкротства. Так, п. 1 ст. 139 закона о банкротстве предусматриваетчто именно собрание кредиторов утверждает предложения конкурсного управляющего о порядке, сроках и условиях продажи имущества должника. Согласно п. 6 ст. 139 закона, продажа предприятия, а также иного имущества должника осуществляется в порядке и на условиях, которые установлены п. 3 — 8 ст. ПО и ст. 111 настоящего закона. Вместе с тем п. 6 ст. 110 закона о банкротстве указывает, что организатором торгов в процедуре конкурсного производства является конкурсный управляющий либо он на основании решения собрания или комитета кредиторов привлекает для этих целей специализированю организацию с оплатой ее услуг за счет имущества должника. Следовательно, все вопросы, касающиеся реализации имущества должника (порядок, сроки, условия продажи имущества, привлечение специализированой организации), решаются конкурсным управляющим лишь после утверждения собранием (комитетом) кредиторов.

    Оспариваемое решение собрания кредиторов, по существу, относится к вопросу о порядке, сроках и условиях реализации имущества должника. В связи с этим собрание кредиторов, реализуя свои правомочия, вправе было отменить проведение торгов. Принимая решение об отмене торгов, кредиторы исходили из того, что начальная цена продажи имущества является заниженной, вследствие чего не будут удовлетворены требования кредиторов и уполномоченногоргана. Это нарушает интересы кредиторов: они стремятся реализовать имущество должника по наиболее высокой стоимости.

    Конкурсный кредитор и представитель акционеров должника обратились в арбитражный суд с заявлением о признании недействительны решений собрания кредиторов о выкупе земельных участков, на которых расположены строения, принадлежащие должнику на праве собственности, и о продолжении ведения хозяйственной деятельности должника в процедуре конкурсного производства. Признавая упомянутые решения недействительны, суд руководствовалсследующим. В силу ст. 2 закона о банкротстве конкурсное производство — процедура банкротства, применяемая к должнику, признанному банкротом, в целях соразмерного удовлетворения требований кредиторов. Это происходит в определенный срок (п. 2 ст. 124) согласно установленной очередности по правилам проведения расчетов (ст. 134, 142) из сформированной управляющим конкурсной массы (ст. 131). По мнению арбитражного суда, систематическое толкование норм, содержащихся в п. 1 и 2 ст. 129, п. 1 ст. 130 и п. 1 ст. 139 закона о банкротстве, свидетельствует том, что конкурсный управляющий должен принять своевременные меры по выявлению имущества должника, его инвентаризации и продаж с целью удовлетворения требований кредиторов.

    Суд полагает, что в конкурсном производстве кредиторы вправе принимать решения, согласующиеся с целью данной процедуры банкротства. Оспариваемые же решения не соответствуют целям конкурсного производства, следовательно, приняты с нарушением пределов компетенции собрания кредиторов.

    Принятые кредиторами решения направлены на продолжение хозяйственной деятельности, на приобретение объектов недвижимости. Это нарушает права и законные интересы кредиторов и иных участников дела о банкротстве. Реализация принятых решений потребует увеличения сроков конкурсного производства, что приведет к увеличению текущих расходов и уменьшению конкурсной массы, за счет которой удовлетворяются требования кредиторов. Арбитражный суд признал недействительнырешение собрания кредиторов о безвозмездной передаче в муниципальную собственность социально значимых объектов, поскольку оно противоречит закону о банкротстве, принято с нарушением пределов компетенции и нарушает права и законные интересы лиц, участвующих в деле о банкротстве. Принимая указанное решение, суд исходил из следующего. Согласно п. 1 ст. 126 закона о банкротстве, с даты принятия арбитражным судом решения о признании должника банкротом совершение сделок, связанных с отчуждением имущества должника или влекущих за собой передачу его имущества третьим лицам в пользование, допускается в порядке, установленном главой VII закона.

    В соответствии с императивными нормами ст. 132 закона о банкротстве социально значимые объекты продаются путем проведения торгов в форме конкурса в порядке, установленном ст. 110 закона. Цена продажи социально значимых объектов определяется независимым оценщиком. Средства, полученные от продажи таких объектов, включаются в конкурсную массу. Социально значимые объекты, не проданные на торгах, подлежат передаче в собственность соответствующего муниципального образования в лице органов местного самоуправления, о чем конкурсный управляющий уведомляет эти органы. Иными словами, законом о банкротстве предусмотрен обязательный специальный порядок реализации социально значимых объектов путем их первоначальногоыставления на торги.
    При таких обстоятельствах арбитражный суд пришел к выводу, что решение собрания кредиторов о безвозмездной передаче социально значимых объектов принято с нарушением пределов компетенции собрания кредиторов должника. Суд также исходил из того, что указанное решение нарушает права и законные интересы иных конкурсных кредиторов. Если торги состоятся, вырученные средства будут включены в конкурсную массу, за счет которой погашаются требования кредиторов. Доводы конкурсного управляющего о том, что торги не состоялись бы по причине отсутствия покупателей, в связи с чем он, действуя добросовестно и разумно, соблюдал интересы кредиторов и не расходовал конкурсную массу на организацию и проведение торгов, суд не принял во внимание как противоречащие законодательство банкротстве и носящие предположительн характер.

    Следует отметить, что при проведении процедур банкротства в отношении должника — сельскохозяйственной организации — социально значимые объекты, указанные в п. 4 ст. 132 закона о банкротстве, не включаются в состав предприятия как имущественного комплекса и подлежат продаже на конкурсе. Суд отказал в признании недействительнырешения собрания кредиторов, поскольку собрание и комитет кредиторов правомочны принимать решение о реализации части имущества должника. Как свидетельствует арбитражная практика, суды исходят из того, что ст. 139 закона о банкротстве не содержит запрета на инвентаризацию и реализацию части имущества, поскольку это может привести к невозможности осуществления конкурсным управляющим процедуры банкротства в связи с отсутствием необходимых средств.

    Закон о банкротстве, в частности ст. 139, не содержит ни запрета на реализацию конкурсным управляющим части имущества должника, ни обязывает конкурсного управляющего представлять собранию (комитету) кредиторов на утверждение предложения о порядке, сроках и условиях продажи имущества должника в целом.

    Анализ судебной практики арбитражных судов субъектов РФ показывает, что при рассмотрении указанной категории заявлений отсутствует единство в толковании и применении норм закона о банкротстве. Некоторые суды первой инстанции, по мнению автора, ошибочно прекращают производство по заявлениям о признании недействительны решений комитета кредиторов на основании п. 1 ч. 1 ст. 150 АПК РФ. Аргументация — законом о банкротстве прямо не установлена возможность признания их недействительны.

    Нормы закона о банкротстве не предусматривают возможности оспаривания решений комитета кредиторов. Это представляется необоснованным упущением законодателя. Комитет кредиторов вправе принимать решения в пределах предоставленныхолномочий, которые могут существенно затронуть права и законные интересы участников конкурса. Потому на практике арбитражные суды нередко выносят соответствующие определения, пользуясь по аналогии закона нормами ст. 15 закона о банкротстве, а также учитывая положения ст. 60. На взгляд автора, необходимо дополнить ст. 17 закона о банкротстве пунктом, предусматривающим основания и порядок признания решения комитета кредиторов недействительны либо пунктом, содержащим норму, отсылающую к п. 4 и 5 ст. 15 настоящего закона.

    Согласно ст. 15 закона о банкротстве, особенностью порядка обжалования решения собрания кредиторов должника является наличие особого (специального) срока обжалования. Для подачи такого заявления законодатель установил двадцатидневныйрок, исчисляемый с даты принятия собранием кредиторов решения. Если заявитель не был уведомлен надлежащим образом о проведении собрания кредиторов, принявшего обжалуемое решение, заявление о признании решения собрания кредиторов недействительным может быть подано в арбитражный суд в течение 20-ти дней с момента, когда заявитель узнал или должен был узнать о принятии собранием кредиторов соответствующего решения.

    Двадцатидневныйрок для подачи заявления о признании решения собрания кредиторов недействительны установленный абз. 2 и 3 п. 4 ст. 15 закона о банкротстве, является сокращенным сроком исковой давности. Применение указанных норм, устанавливающих специальный срок исковой давности, не вызывает затруднений в практике арбитражных судов прежде всего благодаря разъяснению, содержащемуся в информационном письме Президиума ВАС РФ от 26.07.2005 № 93 «О некоторых вопросах, связанных с исчислением отдельных сроков по делам о «. Двадцатидневный срок на обжалование решения собрания кредиторов является сокращенным сроком исковой давности, в отношении которого применяются правила главы 12 ГК РФ. Двадцатидневный срок на обжалование решения собрания кредиторов, являющийся сокращенным сроком исковой давности, исчисляется календарными днями.

    К такому выводу пришел суд при рассмотрении заявления уполномоченного органа о признании недействительными решения собрания кредиторов. Уполномоченный орган представил возражения на письменный отзыв арбитражного управляющего о применении исковой давности в силу того, что законодательство банкротстве содержит специальные нормы, закрепляющие сокращенный срок исковой давности, закон о банкротстве является специальным законом по отношению к Гражданскому кодексу РФ. Согласно ст. 113, 114 АПК РФ, в сроки, исчисляемые днями, не включаются нерабочие дни. Арбитражный суд не согласился с этим доводом. Действительно, в силу ч. 3 ст. 114 АПК РФ процессуальный срок, исчисляемый днями, истекает в последний день установленного срока. При этом в сроки, исчисляемые днями, не включаются нерабочие дни.

    Процессуальным сроком называется период времени, в течение которого должно быть совершено определенное процессуальное действие арбитражным судом, лицами, участвующими в деле, другими участниками арбитражного процесса, органами, исполняющими решения арбитражного суда; либо это точная дата совершения такого действия. Срок исковой давности не является процессуальным сроком. Исковая давность — это материально-правовой институт. Течение срока исковой давности регулируется нормами не процессуального  материального права, поэтому к спорным правоотношениям применяются положения подраздела 5, точнее — главы 11, ГК РФ.

    Важная проблема, возникающая при рассмотрении данной категории заявлений, касается определения круга лиц, полномочных заявлять о пропуске срока исковой давности. Зачастую о пропуске заявителем срока для обращения в суд заявляют уполномоченный орган, конкурсные кредиторы, иные лица, привлеченные судом к участию в рассмотрении заявления о признании недействительными решения собрания кредиторов (к примеру, независимые оценщики, привлекаемые к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора).

    По мнению автора, в рамках дела о банкротстве правом заявить о пропуске двадцатидневного срока подачи заявления о признании недействительными решения собрания кредиторов обладают: лицо, подавшее заявление о признании должника банкротом (конкурсный кредитор либо уполномоченный орган) и до введения наблюдения — должник; в период наблюдения — должник, представитель учредителей (участников) должника или собственника имущества должника — унитарного предприятия; в процедуре финансового оздоровления — должник, представитель учредителей (участников) должника или собственника имущества должника — унитарного предприятия; в ходе внешнего управления — внешний управляющий, представитель учредителей (участников) должника или собственника имущества должника — унитарного предприятия; в период конкурсного производства — конкурсный управляющий, представитель учредителей (участников) должника или собственника имущества должника — унитарного предприятия.

    Данный вывод следует из толкования положений п. 14 постановления Пленума ВАС РФ от 15.12.2004 № 29 «О некоторых вопросах практики применения Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» и п. 4 постановления Пленумов Верховного Суда РФ и ВАС РФ от 12, 15.11.2001 № 15/18 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой «. Такой подход подтверждается и судебной практикой. Суды исходят из того, что заявление о пропуске срока исковой давности, сделанное лицом, не обладающим правами стороны в споре, не является основанием для его применения.

    Поскольку двадцатидневныйрок на обжалование решения собрания кредиторов является сокращенным сроком исковой давности, то в отношении него применяются правила главы 12 ГК РФ. Согласно п. 2 ст. 199 ГК РФ, исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения. Из разъяснений ВАС РФ следует, что заявление о пропуске срока исковой давности, сделанное третьим лицом, не является основанием для применения судом исковой давности, если соответствующее заявление не сделано стороной по спору (п. 4 постановления № 15/18).

    Статья 44 АПК РФ определяет, что сторонами в арбитражном процессе являются истец и ответчик. Заявители также пользуются правами и несут процессуальные обязанности стороны (ч. 2 ст. 45 АПК РФ). Правом на обращение в арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом обладают должник, конкурсный кредитор, уполномоченные органы (п. 1 ст. 7 закона о банкротстве). Арбитражные суды испытывают значительные трудности при применении давностных норм, рассматривая заявления о признании недействительны решений собраний кредиторов.

    Несмотря на краткость и внешнюю простоту ст. 199 ГК РФ, при ближайшем рассмотрении и толковании данной нормы, а также анализе существующей судебной практики можно столкнуться с рядом вопросов. Очевидное на первый взгляд решение некоторых из них на деле может оказаться неверным, особенно с учетом специфики дел о банкротстве.

    Анализ положений постановления № 15/18 позволяет говорить, что стороной в споре, указанной в ст. 199 ГК РФ, по мнению ВАС РФ, может быть только ответчик. Позиция о недопустимости применения судом срока исковой давности, если такое заявление сделано третьим лицом, подтверждается и сложившейся арбитражной практикой. Впрочем, из этого правила имеются исключения. Однако данный вопрос должен быть предметом самостоятельного исследования.

    В рамках настоящего обобщения представляет интерес вопрос о круге лиц, по чьей инициативе может быть применен судом двадцатидневныйокращенный срок исковой давности. Из разъяснений высших судебных инстанций следует, что такими лицами являются: должник, соответствующий арбитражный управляющий (в зависимости от процедуры банкротства), представитель учредителей (участников) должника или собственника имущества должника — унитарного предприятия и лицо, подавшее заявление о признании должника банкротом (конкурсный кредитор либо уполномоченный орган).

    В силу ст. 13 Федерального конституционногзакона от 28.04.95 № 1-ФКЗ «Об арбитражных судах в Российской » постановления Пленума ВАС РФ обязательны для арбитражных судов в Российской Федерации. При таких обстоятельствах принятие иного судебного акта означало бы нарушение единообразия в толковании и применении арбитражными судами норм права. Однако данная правоприменителая практика представляется не столь бесспорной, поскольку произошло смешение материально-правового понятия стороны спорных правоотношений и процессуального стороны по делу. Учитывая, что в российской правовой системе исковая давность — институт материального права, при толковании понятия «сторона в » следует руководствовать материально-правовыми нормами. Кроме того, такой подход не учитывает специфики дел о банкротстве, в рамках которых рассматривается еще целый ряд различных заявлений.

    При рассмотрении заявлений о признании недействительны решений собраний кредиторов право заявлять о пропуске срока исковой давности должно быть предоставлено участникам спорного материального правоотношения, которые не во всех случаях могут выступать стороной по делу. По мнению автора, конкурсный кредитор, хоть и не являющийся заявителем в деле о банкротстве, имеет право заявить о пропуске срока исковой давности при рассмотрении судом заявления о признании недействительнырешения собрания кредиторов, ибо налицо его материальная заинтересованноь в применении исковой давности (ведь, по сути, оспаривается его волеизъявление). Заявление о пропуске срока исковой давности как раз является средством защиты заинтересованнылиц. Кроме того, принятый судебный акт не может не повлиять на права кредиторов, принимавших участие в собрании. В связи с этим представляется допустимым расширительное толкование п. 2 ст. 199 ГК РФ при применении двадцатидневногсрока исковой давности при рассмотрении заявлений о признании недействительны решений собраний кредиторов.

    О.И.
    помощник судьи Арбитражного суда Орловской области.

    смотреть:
    Работа АУ

    Читать скачать по теме:
    Категория: Банкротство | Добавил: Bankrot_59Ru | Теги: о признании недействительными, решений собраний кредиторов, банкротЪ 59ру, рассмотрение заявлений, документы в деле о банкротстве
    Просмотров: 7105 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 5.0/1
    Всего комментариев: 0
    avatar
    Сегодня и вчера

    Copyright MyCorp © 2017